31.12.2017, 10:40

А.Б. Жаманов
Кабардинская лошадь: история и современное состояние.
    Данная презентация состоялась в ноябре 2017 года, в рамках VI Санкт-Петербургского международного культурного форума, в историческом особняке Полозкова, на Международной научно-практической конференции «Историко-культурное конное наследие России и Европы. Экономика, спорт, туризм и окружающая среда». В ней приняли участие авторитетные ученые и специалисты из России, Франции, Германии, Италии, Ирана. Плодотворная дискуссия на площадке конференции, бесспорно, станет важной вехой в процессе возрождения и дальнейшего развития конной индустрии, всей экосистемы конного дела, сохранения конного наследия в России, в том числе – по обширному спектру вопросов, касающихся кабардинской породы лошадей.

                                                                                                                        Circassian Rider
Сэр Уильям Аллан "Черкесский вождь" (1843)
Кабардинская порода лошадей (кабардино-черкесское Адыгэш) — одна из старейших пород верхово-упряжного типа. Она заслуженно упоминается в мировых справочниках по коневодству. В самом названии этой породы лошадей присутствует неотъемлемая генетическая связь с народом, давшим ей жизнь, и жизнь которого на протяжении тысячелетий органично связана с ней.
   Кабардинцы (Черкесы) – одна из ветвей адыгского этноса, одного из древних народов Кавказа, чьи потомки сегодня живут в более чем 40 странах мира. На своей исторической родине, в современной России этническое название «Адыги» объединяет единых по языку кабардинцев, черкесов, и адыгейцев – статусные народы трех субъектов Российской Федерации – Республики Адыгея, Кабардино-Балкарской Республики и Карачаево-Черкесской Республики.
Будучи составной частью многонационального российского народа, современные адыги (черкесы), разумеется, гордятся тем, что у них есть огромная возможность и обширное пространство для того, чтобы продолжать вносить свой достойный вклад в развитие России — нашего общего Отечества, нашей общей Родины, ее экономики и культуры, всех сторон общественной жизни. Это делали наши предки на протяжении многих столетий. В писаной истории наиболее известно об этом стало с середины ХVI века, когда женой царя всея Руси Ивана Грозного стала кабардинская княжна Гуащэнэ (после крещения – Мария), а вместе с ней из предгорий Северного Кавказа в Москву прибыла группа из пяти черкесских князей, которых сопровождали уорки – кабардинские дворяне и множество прекрасно экипированных воинов-черкесов на своих прекрасных лошадях кабардинской породы.
   Историки той давней поры живописно отразили яркое впечатление, которое произвели на московских жителей их новые родственники «из пятигорских черкас». Достоверно известно, что с тех пор непрерывно, из поколения в поколение многие из них становились в числе самых известных и деятельных личностей своей эпохи - верными сподвижниками российских царей и императоров в военных, политических, административных и гражданских делах. В XVII веке число черкесов в Москве составляло, по некоторым сведениям, до 5 тысяч. Благодарная память о князьях Черкасских, о праведном служении кабардинцев интересам Российского государства увековечена, например, в названиях двух переулков в самом центре Москвы – Большой Черкасский и Малый Черкасский.
   С тех пор лошади кабардинской породы становились в возрастающем количестве востребованными в общероссийском масштабе. А их слава как исключительно высококачественной породы стала распространяться быстрее скорости самих скакунов и пронеслась по странам и континентам далеко за пределы России. Ею восхищались и ее начали культивировать в Европе, от Варшавы до Парижа и Лондона, ее культивировали в Турции и Сирии. Лошади кабардинской породы пересекли Атлантику и даже в США они использовались для обучения многих людей искусству верховой езды.

                                                                                                                  Fgjjj
Фотография рубежа XIX / XX вв., изображающая двух кабардинцев с конём кабардинской (черкесской) породы (адыгэш) в старинной экипировке кабардинских аристократов.
   Кабардинская порода лошадей – визитная карточка Адыгского народа, продукт многовековых усилий адыгов по ее выведению и развитию. Коневодство и в целом конная культура адыгов - уникальный вклад в мировую цивилизацию. С вхождением Кабарды в состав Российского государства кабардинская порода лошадей стала неотъемлемой частью российской культурной традиции и одной из визитных карточек России в мировом коневодстве. Кабардинская порода лошадей – самая старая из всех известных отечественных пород в России. И все, что связано с ней – снаряжение и обмундирование, культура обращения с лошадью, ее кормление и уход, искусство воспитания и верховой езды, подготовка жокеев и джигитовка, скачки и дальние переходы и др. — несомненно, вызывает сегодня большой научно-практический и чисто житейский, бытовой интерес с точки зрения сохранения как объекта культурного наследия.
    Общеизвестно, что лошадь кабардинской породы характеризуется удачным физическим сложением: у нее крепкая конституция, хорошо развит корпус. Шея длинная, мускулистая, широкая грудь; голова небольшая, сухая, профиль с горбинкой; спина прямая и короткая, круп свислый и относительно широкий. Ноги сухие с хорошей формой копыт, которые отличаются твердостью, воспитанной на твердой целине и камнях горных пастбищ. Характерной особенностью породы являются саблистые задние ноги. Конечности тонкие, но крепкие, с необыкновенно прочными и цепкими копытами.
    Кабардинская лошадь — самая крупная из горских пород. Она имеет высоту в холке 152 - 157 см. Лошади кабардинской породы отличаются высокой резистентностью к заболеваниям, плодовитостью, хорошей способностью быстро восстанавливать упитанность и сохранять её зимой при табунном содержании.
   Кабардинская порода сформировалась в условиях круглогодичного табунного содержания. Развитию уникальных биофизических данных кабардинских лошадей в особенности способствует то обстоятельство, что летом они находятся на горных пастбищах. Зимой её содержат в предгорьях и на равнинах, лишь подкармливая сеном и зерном. Она отлично приспособлена как для равнин, так и для высокогорья. Она способна сохранять равновесие при передвижении по скользким и скалистым тропам, преодолевать крутые спуски и подъемы, безболезненно переносить резкие колебания температуры и давления воздуха. Развитая физическая сила и выносливость позволяют и при весе груза в 150 кг проходить по 100 км в день.
Лошади черкесов использовались как походные и скаковые. Кабардинская порода лошадей издавна высоко ценилась как боевая порода.   Качества, выработанные у кабардинской лошади, были обусловлены потребностью черкесов в верховом, боевом коне, в котором сочетались такие качества, как высокая резвость и потрясающая выносливость, необыкновенная смелость и осторожность при езде по горным тропам.
   Приведем лишь несколько исторических свидетельств весьма авторитетных людей, не понаслышке знавших о кабардинцах и их лошадях. Барон, дипломат, генерал-лейтенант Федор Федорович Торнау (1810-1890) в своей книге «Воспоминания кавказского офицера» писал: «… горцы подготовляли своих лошадей, как для призовой скачки, переставали их кормить сеном, гоняли под попонами, купали по несколько раз в день. На приготовленных таким образом лошадях они пробегали потом неимоверные расстояния... Сев на лошадей в десять часов утра, мы проехали, не оставляя седла, весь день и всю ночь... В четвертом часу утра мы были на месте, сделав в восемнадцать часов не менее ста шестидесяти верст; последние два или три часа мы скакали во весь опор, причем были принуждены силой удерживать лошадей, рвавшихся одна перед другою, несмотря на целый день езды без корма. Подобную силу и неутомимость можно найти только у добрых черкесских лошадей. На месте их выводили как следует, выдержали несколько часов без корму, и через пятеро суток они шли под нами так же бодро, как будто никогда не делали подобного перехода».
Эдмонд Спенсер, английский путешественник и разведчик, в своей книге «Путешествия в Черкесию» (1839) высказался так: «Возможно, ни в одной стране в мире с лошадью не обращаются лучше, чем здесь; нет другого народа, который понимал бы лучше, как управлять ею. Великий секрет, кажется, в доброте; её никогда не бьют; следовательно, её дух остается несломленным и привязанность к своему хозяину — неослабной».
   Известнейший историк Кавказской войны, генерал Василий Александрович Потто (1836-1911) свидетельствует: «Будучи прирожденными наездниками, черкесы обращали особое внимание на развитие у себя коневодства. Черкесская порода лошадей… отличалась необыкновенной легкостью в скачке, выносливостью, добронравием и смелостью; впрочем, последнее качество было не столько врожденное, сколько составляло результат её отличной выездки».
Академик, генерал-лейтенант Николай Федорович Дубровин (1837-1904) отмечал: «Хорошо выдержанный конь черкеса был отлично выезжен и повиновался уздечке в совершенстве. Он не боялся ни огня, ни воды. Черкесские наездники шпор не употребляли, но погоняли лошадь тонкой плетью, с привязанным на конце её плоским концом кожи, для того чтобы при ударе не причинять лошади боль, а только понукать её хлопками плетки. Без треноги ни один черкес не выезжал из дому. Седло черкеса было легко и покойно, не портило лошадь и тогда, когда по целым неделям оставалось на её спине».
   В течение столетий, вплоть до Октябрьской революции 1917 года, кабардинская порода лошадей была чрезвычайно популярной в русской армии, у конной гвардии и свиты российских императоров. В 1830 году Николай I утвердил Положение, в соответствии с которым был образован лейб-гвардии Кавказско-Горский полуэскадрон – элита Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Он был сформирован из представителей элиты горских народов Кавказа, и прежде всего – из представителей кабардинской знати на службе российского императора. Они, естественно, имели под седлом отлично выезженных лошадей кабардинской породы. На различных церемониях и парадах, скачках и учениях они демонстрировали чудеса наездничества и джигитовки, совершенно уверенные в том, что каждому из них добрый кабардинский конь будет верным помощником и никогда не подведет. Вот как свидетельствует об одном из таких показов у Зимнего Дворца французский путешественник барон А. Кюстин в своей книге «Николаевская Россия: « … около одиннадцати часов утра государь с супругой вышел на балкон, перед которым солдаты Черкесской гвардии проделали удачную джигитовку на великолепных азиатских лошадях».
   Добыть кабардинскую лошадь, иметь ее у себя считалось большой удачей среди казаков, участвовавших в Кавказской войне. Они, как ценители и фанаты кабардинских лошадей, перенимали элементы конной культуры кабардинцев (седло, шашка, правила ухода и пр.), не говоря уже о прекрасной и практичной одежде наездника (черкеска). Во многих дворянских усадьбах и домашних конюшнях считалось делом чести и гордости иметь своих лошадей - «кабардинцев». Великий поэт Михаил Юрьевич Лермонтов был, к тому же автором многочисленных рисунков всадников. Он, бесспорно, сам имел тонкий вкус и был знатоком кабардинских лошадей. Не случайно он счел важным отметить конную культуру в поведении своего героя Печорина, и, как нечто само собой разумеющееся, счел нужным подчеркнуть, что лошадь Печорина была названа Черкесом. В книге «Першинская охота» (Д.П. Вальцов, 1913г.) упоминается, что в программе этой охоты великого князя Николая Николаевича (дяди Николая II), регулярно проходившей более 20 лет в селе Першино Тульской губернии, содержалось 365 собак и 70 лошадей арденской и кабардинской породы. Весома и заметна была роль кабардинских коней на вооружении царской армии в годы Первой мировой войны. Да и в годы Великой Отечественной войны лошади кабардинской породы в большом количестве и с большой пользой использовались в боевых условиях. Как отмечали вышеупомянутые авторы Г.М. Мишин и Р.Е. Калинина, «Кавалерийские части, комплектовавшиеся кабардинскими лошадьми, легко преодолевали сложный горный путь, топи и болота, тогда как лошади Западной Европы и лошади конюшенного содержания гибли и выбывали из строя, а в условиях пересеченного рельефа совершенно отказывались выполнять работу».
   Вплоть до 1950-х годов в Советском Союзе продолжалось масштабное разведение и использование кабардинских лошадей. Известно, что в 1946 году на Московском ипподроме были проведены испытания лошадей отечественных пород на 250 км, причём последние 2 км нужно было пройти резвым галопом. Первое место в этих испытаниях занял жеребец кабардинской породы Али-Кадым. «В то время, как представители других пород, получив хромоту на твердой дороге маршрута, выбывали один за другим из пробега, Али-Кадым в числе нескольких лошадей свободно прошел дистанцию и затем занял первое место в заключительной скачке» (Г.М. Мишин, Р.Е. Калинина, 1950). Катастрофа хрущевского времени, когда произошло массовое истребление лошадей по всей стране, не обошла стороной и кабардинскую породу. Поголовье сильно сократилось. Только благодаря неимоверной преданности своему делу многих знатоков и профессионалов конного дела удалось сохранить небольшое количество «островков», площадок, хозяйств, где усилиями энтузиастов поддерживалось и продолжалось разведение (по мере ограниченных возможностей) кабардинской породы лошадей. В основном, это происходило в местах исторического происхождения данной породы, в Кабардино-Балкарии, а также в Ставропольском и Краснодарском краях. В 1949 году Указом Президиума Верховного Совета СССР трое выдающихся кабардинских коневодов — Анзор Хацуевич Бирсов, Хажмурат Таович Калмыков и Таляша Питович Шогенов были удостоены высокого звания Героя Социалистического Труда.
   В начале 1990-х годов, в нашей стране одновременно имели место два противоположных тренда – резкое снижение поголовья лошадей в общественном секторе в ходе приватизации, с одной стороны, и точечные попытки возродить и развивать на частной основе – с другой. Возникло много подвижников и новых конных заводов, частные хозяйства стали развиваться на законной основе. Рыночные отношения проникли и в эту отрасль, возобновились и стали увеличиваться масштабы продаж кабардинских лошадей, в т.ч. и за границу. Разумеется, в этом деле есть много проблем и нерешенных вопросов, особенно в части селекционной работы с маточным поголовьем, и впереди предстоит длительный процесс. Ведь в свое время, как свидетельствуют Г.М.Мишин и Р.Е. Калинина, «… отдельные выдающиеся русские коннозаводчики высоко ценили наши отечественные породы. Так, кабардинские матки участвовали в формировании ростопчинской и стрелецкой пород, создатели которых стремились использовать силу, крепость, выносливость, нетребовательность и жизнестойкость кабардинских лошадей. В более широких размерах кабардинские лошади использовались при создании донской породы, особенно в первоначальный период породообразования». Нелишне напомнить, что в самом названии еще одной из пород лошадей — Англо-Кабардинская — вполне закономерно нашла отражение достойная роль той и другой производительной породы.
   Создана Ассоциация коннозаводчиков кабардинской породы лошадей России. Ее возглавляет Сергей Александрович Аникеев, который сам организовал и содержит конный завод в Краснодарском крае по разведению кабардинских лошадей. В составе Ассоциации – около 100 членов, несколько региональных подразделений в России и 7 зарубежных представительств, в т.ч. во Франции и Германии. В наше время Кабардинская порода успешно используется в конных пробегах на длинные дистанции. На ней совершено множество дальних переходов, начиная с родных подножий Эльбруса в Турцию, Иорданию, Сирию, а также во Франции. В мае 2014 года на лошадях кабардинской породы успешно совершен дальний переход от Пиренеев до Ла-Манша, длиной 1300 км. Об этом снят фильм. Достоинства кабардинской породы лошадей ярко демонстрируются на известнейших ипподромах в различных странах мира. Она - отличная лошадь для горного туризма и любительской верховой езды, коннотерапии, для использования в погранвойсках, в системе подготовки кавалеристов и офицеров вооруженных сил, для парадов и других торжественных церемоний.
   Сегодня уже можно говорить о целенаправленном возрождении славной кабардинской породы лошадей. Самое главное – есть люди, с душой и сердцем занятые этим благородным делом. Постепенно увеличивается ценнейший генетический фонд этой породы. Количество маточного поголовья кабардинских лошадей, имеющих паспорта, составляет около 4,5 тысяч и продолжает возрастать. Парнишки из сел учатся жокеями, наши наездники показывали искусство джигитовки в Японии, Франции, участвуют и побеждают во множестве международных соревнований. Во многих семьях культивируют своих друзей-лошадей, их владельцы организуют активное общение. Как выразился один из энтузиастов возрождения конной индустрии в Кабардино-Балкарии генерал-лейтенант Хачим Алисагович Шогенов, «Наши кабардинские кони лучшие, потому что у них лучшие гены плюс лучший воздух, вода, корм, уход, снаряжение и наездники».
   Многие люди из разных стран приезжают, знакомятся и распространяют информацию о состоянии дел, об условиях содержания и разведения кабардинских лошадей. Например, в мае 2017 года Заместитель министра культуры Российской Федерации Олег Владимирович Рыжков организовал визит французской делегации в Кабардино-Балкарию. В составе делегации были замечательные наездники, известные и авторитетные личности в сфере конного дела: писатель и журналист Жан-Луи Гуро, совершивший конный переход из Парижа в Москву, потомственный издатель литературы по конному делу Гийом Анри, писатель, автор книги «Джеймс Филлис. Наездник Европы» Габриэль Кортес. Они побывали в столице Кабардино-Балкарии городе Нальчике, на ипподроме, на знаменитых скачках. Гостей особенно впечатлила поездка на горные пастбища в Баксанском и Зольском районах, где табуны кабардинских лошадей пасутся в летний период. Незабываемые встречи состоялись в Зольском районе, на знаменитом Малкинском конном заводе, где есть чудом сохранившиеся культурно-исторические объекты конной индустрии – здания Красной и Белой конюшен и ветеринарная лечебница, построенные в 1870-х годах. Почти полтора столетия продолжается история этого конного завода. Она богата не только лошадьми, но, прежде всего – людьми, которые преданно и профессионально трудились здесь, заботились о приумножении славы своих питомцев – лошадей кабардинской породы. Уместно отметить, что вот уже несколько лет Малкинский конный завод возглавляет Залим Хасанбиевич Оришев — молодой ученый и большой знаток конного дела, чей дед Хараби Исуфович Коков в течение 60 лет работал здесь же тренером, а дядя Анатолий Хангериевич Коков много лет ранее — директором. Традиции конного дела передаются здесь из поколения в поколение, а сохранению конной культуры, ее совершенствованию в новых исторических условиях уделяется серьезное внимание.
   В Кабардино-Балкарской Республике в настоящее время нет, к сожалению, единой программы развития конной индустрии, равно как и нет достойной материально-финансовой базы и государственной поддержки, без чего усилий энтузиастов и отдельных предприятий явно недостаточно. Много нерешенных вопросов остается и в организации конно-спортивного дела, и в сохранении объектов материального и нематериального конного наследия. Тем не менее, из года в год набирают обороты определенные позитивные тренды. Коневодство, общение с лошадьми становятся все более притягательным делом и занятием многих людей, в семьях, родах и населенных пунктах. Восстанавливаются ипподромы, организуются скачки, в которых принимает участие возрастающее количество лошадей и всадников. Возрождается и конный спорт. Всадники на кабардинских лошадях, одетые в национальную одежду – черкеску, с удовольствием участвуют в различных активностях – свадьбы, переходы, торжественные мероприятия и пр. Отрадно, что культура общения с лошадьми становится достоянием подрастающего поколения. Дети и лошади прекрасно чувствуют друг друга и взаимно испытывают огромный прилив позитивной энергии, привязанности, что благотворно сказывается и на воспитании детей. В Республике Северная Осетия–Алания восстанавливается полноценная структура, объединяющая местный ипподром, необходимые земельные участки и другие ресурсы с благородной целью вовлечения в конную культуру как можно большего числа людей. Первые же скачки, устроенные в гор. Беслане в 2017 году, стали настоящим праздником для нескольких тысяч местных жителей и гостей, произвели огромное позитивное впечатление на всех. Можно только представить себе, как горели глазки у местных детишек – для них и с их же участием, прежде всего, и была сотворена вся праздничная атмосфера мероприятия. Она стала символом торжества Жизни над силами Зла, еще одним добрым знаком, данью памяти 334-х жертв террористического акта в Бесланской школе в 2004 году, большинство из которых были дети...
        Развитие конного дела, конной культуры, сохранение конного наследия – тема чрезвычайно многогранная. Есть еще много аспектов, по которым это благородное дело обязательно продолжится. Ведь отношение к лошади – один из универсально понятных и значимых критериев цивилизованности общества на любом этапе его развития, даже в эпоху компьютеров и самых высоких технологий.


Чтобы оставить комментарии, нужно зарегистрироваться